Домашнее насилие в однополых парах

Домашнее насилие в ЛГБТ-сообществе – серьёзная проблема. Около 25% ЛГБТ-людей страдают от жестоких или угрожающих жизни отношений с настоящими или бывшими партнёр_ками, и примерно такой же процент гетеросексуальных женщин подвергается домашнему насилию.

Как и в разнополых парах эта проблема освещается недостаточно. Те, кто подвергались насилию в однополых отношениях, зачастую боятся раскрытия их сексуальной ориентации или природы их отношений.

Между домашним насилием в ЛГБТ- и гетероотношениях есть много общего. Например, давление на пострадавш_ую партнёр_ку, и такие разновидности насилия, как: эмоциональная травля, физическая агрессия, угрозы нанесения вреда здоровью самой жертве или её близким, социальная изоляция, контроль финансов, чрезвычайная ревность.

Тем не менее, существует ряд аспектов, которые уникальны для домашнего насилия в ЛГБТ-отношениях.

Аутинг – как инструмент контроля

Абьюзер_ка может угрожать раскрыть ориентацию или гендерную идентичность жертвы её_его друзьям, семье, религиозной общине, коллегам и другим людям, используя это как инструмент контроля. Абьюзер_ка может использовать сплочённость ЛГБТ-сообщества и отсутствие поддержки ЛГБТ-людей вне сообщества, чтобы усилить давление на жертву и сделать её_его более уступчив_ой.

Насилие, связанное с сексуальной ориентацией или гендерной идентификацией

Для многих людей их ориентация или гендерная идентичность ассоциируется с абьюзом, потому что их подвергали насилию за то, что они являются лесбиянками, геями, бисексуал_ками или транс*персонами. Поэтому они чувствуют, что подвергаются абьюзу из-за того, что являются ЛГБТ, а если бы они не были ими, то не попали бы в такую ситуацию. В результате чего подогревается внутренняя лесбо/гомо/би- или трансфобия.

В ЛГБТ-сообществе мало говорят о домашнем насилии

Среди ЛГБТ не так уж много информации или обсуждений на эту тему. Большая часть данных о домашнем насилии связана с опытом гетеросексуальных женщин. Это недопонимание означает, что некоторые люди могут:

– не поверить, что такое происходит в ЛГБТ-отношениях

– не понять, что они попали в ситуацию домашнего насилия, если это происходит с ними

– не знать, как реагировать, если они видят, что их друзья оказались в ситуации абьюза

Закрытость и обособленность ЛГБТ-людей

ЛГБТ-люди часто прячутся и зависят от друзей и отношений внутри местной общины. Зачастую это усугубляется, когда ЛГБТ-люди живут в маленьких городах и сельской местности, и жертве насилия сложно обратиться за помощью.

Они могут стыдиться того, что попали в абьюз, или их партнёр_ки могут настроить остальных в сообществе против них. Абьюзер_ка может изолировать сво_ю партнёр_ку от контактов с ЛГБТ-сообществом, запрещая читать любые ЛГБТ-медиа, или не пуская в места и на мероприятия, где собираются ЛГБТ, не разрешая видеться с друзьями и подругами из сообщества.

Это особенно верно для людей, впервые вступивших в однополые отношения, и которые ещё не завели достаточно связей с ЛГБТ-сообществом до того, как начались их отношения.

ЛГБТ-людям сложно говорить открыто

Жертвам домашнего насилия сложно обратиться за помощью, потому что они могут не хотеть раскрывать свою сексуальность полиции или другим организациям. Из-за общего уровня гомофобии и трансфобии в современном обществе ЛГБТ-жертвы партнёрского насилия опасаются, что их отношения смешают с грязью, и поэтому отказываются говорить о жестоком обращении, от которого страдают.

Когда люди обращаются за помощью, полиция или другие службы могут неправильно понять ситуацию и решить, что перед ними драка двух мужчин или женщин, а не насильственные партнёрские отношения. Поэтому ЛГБТ-люди могут воздержаться от подробностей, если служащие используют гетеронормативный язык: например, если это женщина, она не называет пол своей партнёрки, не спрашивает о своём парне/муже и не использует местоимение «он». Если её обидчица – женщина, жертва не может рассказать об этом, и не рассчитывает на помощь.

Вот пример, как спросить кого-то о возможном домашнем насилии, и учесть все варианты:

«Существует ряд вопросов, которые мы задаём нашим клиентам/обратившимся в нашу службу, так как многие из них боятся, что их пары могут навредить им или боятся их разозлить. Вас тревожит подобное? Вы когда-нибудь боялись свою пару?»

Этот пример не использует гендерный язык. Любые слова, принятые в вашей организации для разговора о домашнем насилии, можно легко заменить с местоимений «он/она» на «ваша пара».

Оригинал текста.

Перевела Полина Никитина специально для проекта “Вы готовы не молчать?”

Поделиться:

Подписаться на рассылку

Хочу присоединиться к проекту!

Оставьте контакт, по которому мы можем с вами связаться:

(номер телефона, email и т.д.)

Отправляя данную форму, я соглашаюсь с политикой конфиденциальности.

Экстренное реагирование

Оставьте контакт, по которому мы можем с вами связаться:

(номер телефона, email и т.д.)

Отправляя данную форму, я соглашаюсь с политикой конфиденциальности.

Запишитесь на бесплатную правовую консультацию

Оставьте контакт, по которому мы можем с вами связаться:

(номер телефона, email и т.д.)

Отправляя данную форму, я соглашаюсь с политикой конфиденциальности.

Запишитесь на бесплатную психологическую консультацию

Оставьте контакт, по которому мы можем с вами связаться:

(номер телефона, email и т.д.)

Отправляя данную форму, я соглашаюсь с политикой конфиденциальности.

Запишитесь на бесплатную психологическую консультацию

Оставьте контакт, по которому мы можем с вами связаться:

[metform form_id=”505″]